Логотип StingRay

Социальные сети
FacebookInstagramRSSTwitterYouTubeВ контактеОдноклассники
FacebookInstagramRSSTwitterYouTubeВ контактеОдноклассники
Силуэт человека

Сенсорно-логический интроверт (мастер) Жан Габен

Сенсорно-логический интроверт (СЛИ) – это один из соционических типов, также известный как «мастер». Типичным представителем такого типа является Жан Габен. Его дуал – интуитивно-этический экстраверт (советчик) Томас Гексли.

Описание психотипа по Вайсбанду

Айсберг в океане. Упрямый, замкнутый, почти всегда одинаково холодный и загадочный. Движения спокойные, точные, исключительно экономные. Со стороны кажется, что достигнутый результат всегда больше затраченных усилий. Неброское тихое упорство при обязательном завершении всего начатого, внутренняя ответственность за дело и скромность. «Англичане не демонстративны в своём отношении к труду», как недемонстративные они в проявлении своих чувств вообще. Поначалу может показаться, что они делают всё с прохладцей, спустя рукава. Но постепенно начинаешь понимать, что их неторопливость отражает общий ритм жизни – сочетание раскованности с отлаженностью.

Талантливая лень. Он не Дон Кихот – бесцельно работать не станет. Прирождённый изобретатель, но с внедрением своих идей не торопится, пока не созреют условия для максимальной отдачи. Гордится своим умением не заниматься ничем, что не приносит пользы. Обожает комфорт, удобства. При совместных с кем-то действиях всё мило и ненавязчиво устраивается так, как удобно ему. В достижимой для него области пространства всё организовано идеально для работы и отдыха. Эстет, полностью доверяющий своему вкусу. Одевается очень аккуратно, со вкусом, но не вызывающе. Чувствительная кожа: «принцесса на горошине» – это про него.

Сдержанная эмоциональная насыщенность. Именно склонность скрывать эмоции под маской недоступности и холодности придаёт им тонкую отшлифованность и даже выразительность (В. Высоцкий, А. Миронов, А. Челентано). Спокоен при всех обстоятельствах, но по-разному. Остаётся холодно недоступен, когда любит. Не спешит поверить в чувства своего несколько легкомысленного дуала Гексли. Очень ревнив и недоверчив, панически боится, что его эмоции будут выставлены на посмешище. В опасных ситуациях упрямо ничего не боится, спокойно приближается к источнику опасности. Это его основной ход – идти напрямик на противника; выдерживает тот, кто сильнее. Это основная поза актёра Жана Габена – упрямство, неуступчивость, внутренняя правота и бесстрашие. Чем более одинок, тем более недоступен.

Цели и методы. Если рядом нет его дуала Гексли, его можно принять за лентяя и болтуна. Много говорит, а сам ничего не делает, чего-то выжидает. Он и вправду выжидает – вопля о помощи. Бесцельно работать он не станет, а целей сам выдумывать не умеет. Только очень горячий энтузиаст владеет ключиком, запускающим в действие точный и безошибочный механизм этого ТИМа. Наградой ему служит радость, которую он доставляет своим трудом. Об искренности желаний он судит по интонациям, которые его автоматически мобилизуют. Он должен быть любимчиком, «уравниловки» он не терпит. Купить его можно лишь искренними чувствами, выражаемыми глазами и интонациями.

© 1986 Вайсбанд И. Д. «Рабочий материал по соционике».

Описание психотипа по Панченко

Интратимная сенсорика как сильная функция придаёт этому соционическому типу упорного, реалистично мыслящего человека. Самостоятелен, не стремиться к лидерству, однако своего не уступит, заботится об удобствах.

Творческая функция – логика действия – заставляет его быть очень тщательным, точным, даже экономным в своих действиях по достижению цели. Ориентирован на материальное стимулирование труда. Полностью доверяет собственному деловому мышлению.

«Садясь» на свою ролевую функцию – интратимную интуицию – Габен любит подчеркнуть свою ориентированность во времени, настаивать на своих понятиях перспективности и своевременности.

Болевая четвёртая функция – экстратимная этика – заставляет его не доверять свои эмоции другим людям, прятать их от окружающих. В случаях конфликтов бывает груб и несдержан.

Внушаем по экстратимной интуиции. Плохо разбираясь в перспективах завтрашнего дня, хочет слышать, что в будущем светло и прекрасно. Очень благодарен, когда ему раскрывают его же способности и инициируют на дело.

По своей шестой функции – интратимной этике – нуждается в том, чтобы партнёр помог в налаживании межличностных отношений, которыми Габен дорожит.

Седьмая функция – экстратимная сенсорика – порождает малопонятные окружающим выходки, когда Габену кажется, что его интересы ущемляются.

Интровертная логика как восьмая функция позволяет ему хорошо и наглядно объяснять сложный материал.

© 1992 Панченко А. Л. «Алгоритм развивающего валеологического рефрейминга».

Описание психотипа по Стратиевской

Блок «ЭГО». 1-я позиция. Программная функция. Сенсорика ощущений

Для представителей этого типа характерно стремление оградить себя от неприятных ощущений, уйти в уютное, комфортное уединение, в приятное общество, «тёплую компанию», допускающую лёгкие и ни к чему не обязывающие отношения, уйти в воспоминания, ярко и точно воссоздающие приятные впечатления, однажды пережитые и надолго запомнившиеся. («Я как сейчас помню запах свежескошенной травы футбольного поля, на которое я вышел первый раз в жизни…»)

Габены наделены исключительной памятью на приятные ощущения. Способны воссоздать и описать ощущение цвета, запаха, вкуса. Описать впечатление пережитого, увиденного и услышанного. (Воспоминание звуков в фильмах Андрея Тарковского (Габена) используется как своего рода «сенсорная символика», выраженное ощущение несёт определённую смысловую нагрузку.)

Габен умеет наблюдать ощущение, испытываемое другим человеком. Причём особенно хорошо замечает неприятные ощущения. (В фильмах Тарковского испытываемые персонажами некоторые неприятные ощущения засняты в медленном темпе и крупным планом – так, чтобы зритель успел обратить внимание на эту деталь, поскольку она имеет определённое смысловое значение.)

Габен – единственный из всех типов личности, кто совершенно безошибочно подмечает те самые сокровенные ощущения и потребности, которые не всякий человек в себе замечает и в которых не всегда себе признаётся. Более того, Габен может подойти к незнакомому человеку и сказать ему об этом. Может подсказать, как избавиться от неприятных ощущений, может ему в этом помочь. Например, может по глазам человека определить, что тот голоден, может пригласить его к себе домой и накормить. Физическую неудовлетворённость человека определяет безошибочно, более того, не может остаться к ней безучастным. Габена раздражает даже невольное наблюдение чужих страданий.

Габен очень дорожит созданным им ощущением физического и душевного комфорта. Поэтому старается избегать раздражителей, разрушающих его внутреннюю гармонию. А раздражать его может и неэстетичность чьего-либо облика, и резкие запахи или звуки, и тусклое освещение, и перегруженный интерьер, и обшарпанные стены, и неприятные интонации в голосе. Любое проявление физического и эмоционального дискомфорта влияет на его настроение (иногда даже на потенцию), вызывает у него внутренний протест, желание срочно сменить обстановку. Габен всегда старается изолировать себя от окружающих раздражителей. Например, находясь дома, может отключать телефон, чтобы ничто не мешало его приятному уединению.

Следуя своей сенсорной системе взаимоотношений, Габен предпочитает воспринимать гармонию ощущений в комплексе: объект одновременно должен быть и эстетичным на вид, и приятным на ощупь, на цвет, на вкус и на запах. Гармония воспринимаемых ощущений – основное требование, предъявляемое представителями этого типа к окружающей их действительности.

Представителям этого типа свойственна спокойная, размеренная пластика движений. Сочетание внешней мягкости и расслабленности с внутренней сдержанностью.

Одеваются просто, удобно и со вкусом. Любят практичный, спортивный стиль. Любую, даже рабочую одежду умеют носить с непринуждённым изяществом. Независимо от предназначения одежды Габены всегда уютно и удобно себя чувствуют в том, что на них надето. Менее всего Габен заинтересован гнаться за модой, поскольку во вкусах довольно консервативен. Предпочитает выглядеть аккуратным и ухоженным, хотя не стесняется и в рабочей одежде появляться всюду, где ему заблагорассудится.

Габен умеет прислушиваться к своим ощущениям, любит о них рассказывать, анализировать их. Ценит естественную красоту и остроту ощущений. Неполнота получаемых ощущений, равно как и пресыщение ими его раздражает, иногда вызывает отвращение.

Любит и ценит удовольствия во всех их проявлениях и ни в коем случае от них не отказывается; умеет их надолго растягивать, благодаря своей способности вновь и вновь воспроизводить в памяти приятные ощущения. Стремление к удовольствиям для Габена – это, скорее, норма жизни: «А кто не стремится к удовольствиям? А что, нужно жить и обязательно мучиться? Если бы у меня было 10 жизней, я бы одну прожил так, как хочет мама, другую – как хочет жена… Но у меня одна жизнь, и я её проживаю так, как я хочу».

С мнением, что «за всякое удовольствие в этой жизни нужно платить», категорически не согласен. Габен вообще не принимает такой постановки вопроса. Удовольствие в его понимании – индивидуальный настрой субъективных ощущений. Умение настраиваться на получение удовольствия – это его субъективная способность, его индивидуальная заслуга. Так зачем же нужно за это расплачиваться?

Ни при каких обстоятельствах Габен не подставит под удар своё личное благополучие, комфорт и покой. Более того, таких обстоятельств он старается не создавать, а если они уже сложились неблагоприятным для него образом, старается выйти из ситуации с наименьшими для себя потерями.

Вследствие таких установок Габен может показаться человеком эгоистичным и себялюбивым. И такое мнение окружающих действительно существенно усложняет жизнь представителям этого типа. Впрочем, Габены упорно отстаивают своё право жить так, как им хочется, мотивируя его тем, что не намерены никому доставлять неприятностей, и действительно очень переживают, если их образ жизни заставляет кого-то страдать.

Габенам доставляет удовольствие в первую очередь ощущение собственных сил и собственного здоровья. Многие из них стараются вести здоровый образ жизни. Отдают предпочтение тому виду спорта, который более насыщен яркими впечатлениями и сильными ощущениями: альпинизм, туризм, подводное плавание. Спорт для Габена – это не только испытание выносливости, это ещё и ощущение полноты жизни, яркости и полноты впечатлений. (Образ отважного путешественника-первопроходца необычайно привлекает представителей этого типа, поэтому некоторые из них в числе любимых писателей в первую очередь называют Джека Лондона.)

Многие Габены с удовольствием придерживаются здорового режима питания, увлекаются вегетарианской пищей или сыроедением. Все без исключения представители этого типа великолепно умеют готовить, практически не учась этому. Ценят естественную красоту вкусовых ощущений, поэтому могут спокойно придерживаться бессолевой диеты и обходиться без острых приправ.

Серьёзно занимаются профилактикой своего здоровья, диетами, гимнастиками. Некоторые из них в стремлении выйти на максимально эффективный биоэнергетический режим и добиться полной концентрации ощущений увлекаются йогой, занимаются медитацией, стремятся познать пределы своих сенсорных возможностей.

Любят ходить пешком, причём в их походке чувствуются слаженность и размеренный автоматизм движений. На протяжении всей ходьбы Габены держат ровный, однажды заданный темп. Не любят останавливаться, дожидаясь отставших. Поэтому предпочитают ходить пешком в одиночестве. Ходьба для Габенов – ещё и способ сосредоточиться на своих мыслях. Процесс ходьбы для них иногда бывает важнее цели следования.

Габены наделены тонким ощущением гармонии цвета, линии и формы. Тонко чувствуют цветовые сочетания, ощущают меру насыщенности цвета, динамику линии, лёгкость и незагромождённость форм.

Не любят подавляющей монументальности. Им нравятся простые формы, лишённые декоративных излишеств. Умеют рационально использовать пространство – даже в тесном помещении могут создать иллюзию простора и ощущение неперегруженного пространства. (Образец габеновской эстетики точнее всего представлен эстетическими традициями Японии – сочетание гармонии и функциональности простых и естественных форм.)

В доме не терпят лишних вещей и без сожаления их выбрасывают. В быту умеют обходиться малым. Умеют организовать комфорт самыми минимальными средствами. Умеют создать ощущение уюта и благоустроенности при любых условиях и обстоятельствах.

Блок «эго». 2-я позиция. Творческая функция. Деловая логика

Представители этого типа наделены способностью действовать расчётливо, продуманно, целесообразно в любой, самой непредвиденной ситуации. Любую проблему, любую техническую задачу они решают методично и рационально. Из любой работы стараются извлечь максимум пользы, любую идею разрабатывают так, чтобы она реализовалась с максимальной отдачей.

Своё предназначение Габен видит в том, чтобы разрабатывать новые методики и новые технологии. Любое научное открытие интересует его с точки зрения именно практического приложения.

К любой работе применяет рациональный подход, причём его рационализм ставит в первую очередь своей целью повышение эффективности и облегчение условий труда.

Любую работу выполняет качественно, методично, в размеренном темпе, тщательно прорабатывая детали.

Рабочее место тщательно подготавливают, оборудуя всем необходимым. Рабочие инструменты у Габена всегда аккуратно разложены, иногда даже на одинаковом расстоянии друг от друга. Процесс подготовки к работе для Габена – такое же священнодействие, как и сама работа.

Что бы ни делал Габен, чем бы ни занимался, он всё делает неспешно, обстоятельно, получая максимум удовольствия от самого процесса работы.

С энтузиазмом может взяться за любое интересное дело, лишь бы оно приносило реальный, ощутимый результат. Может кропотливо и методично разбирать самые сложные и запутанные дела. Может успешно выполнять работу, которая другим кажется совершенно невыполнимой, например, починить безнадёжно испорченный прибор, используя для этого самые неожиданные приспособления. (Но вот если Габен откажется ремонтировать какую-либо вещь и посчитает, что она окончательно утратила свои функциональные свойства, её можно смело выбрасывать.)

Любую сложную и трудноразрешимую проблему умеет разделить на несколько поэтапных, посильно разрешаемых задач: «…А ты представь, что твоя проблема – это как огромная земляная гора, и разгрести её можно, только если будешь по горстке разносить землю в сторону. Хотя бы каждый день по одной горстке… А там глядишь, проблема сама собой решится».

Для Габена процесс решения проблемы – это такая же работа. Поэтому он старается решать её планомерно, последовательно, целенаправленно, с удовольствием. (Удовольствие доставляет сознание того, что дело, хоть и медленно, но продвигается.)

Габен умеет и любит услужить делом. Конкретная помощь в решении деловых, технических и бытовых вопросов – в его понимании, самый лучший способ доказать свою дружбу и добиться расположения.

Никогда не будет заниматься делом, которое не приносит ему морального удовлетворения. Важно, чтобы его работа хорошо оплачивалась, но может сделать её и бескорыстно, «в качестве подарка». Если работа его увлекает, с удовольствием занимается ею и в своё свободное время.

Своё мнение в деловых вопросах предпочитает доказывать результатами работы. Доволен, когда его труд получает высокую оценку. В любом деле стремится достичь высокого профессионализма. К оценке любой работы – и своей, и чужой – относится очень критично. Требователен и к себе, и к другим. Его похвалу бывает нелегко заслужить.

Оценивая эстетическую сторону выполняемой работы, придаёт немалое значение и оригинальности общего замысла. (Причём оригинальность иногда даже оценивает выше эстетики, поскольку Габен очень внушаем этим аспектом. Поэтому работа, не отличающаяся оригинальностью, даже если она эстетически безукоризненна, может не вызвать у него восторга. Так же им будет забракована и работа, не отвечающая его собственному представлению о заданной теме.)

Габен обожает инструктировать, объясняет все чётко и доходчиво. Умеет и любит обучать (и поучать). Ему приятно, когда по любому поводу к нему обращаются за советом или консультацией (чем великолепно пользуется его дуал Гексли). Считает своим долгом обучать даже самым простым вещам (например, подавая чай, тут же объясняет гостям, как он его заваривает).

Любит в доступной и доходчивой форме объяснять последовательность выполняемой им работы. Любит работать наглядно, в присутствии «зрителей». Например, чинит электроприбор и тут же объясняет, в чём причина его поломки, и как надо его правильно эксплуатировать. (Качество, высоко ценимое его дуалом Гексли, в руках которого всё очень быстро ломается, поскольку он обычно не утруждает себя чтением инструкций, но именно поэтому благодарен всякому, кто берётся починить его вещь.)

Блок «суперэго». 3-я позиция. Нормативная функция. Интуиция времени

Время Габена затрачивается на то, что доставляет ему удовольствие, на то, что ему приятно, на то, что его увлекает, и на то, что ему интересно. А поскольку его интерес насыщается иногда довольно быстро, в распорядке Габена периодически возникают непредвиденные пустоты, которые он спонтанно заполняет любимой работой, общением с друзьями, «самопознанием».

Любит неспешный, размеренный ритм жизни, хотя периодически у него возникает желание жить более интенсивно и деятельно.

Представители этого типа предпочитают жить по гибкому и мобильному графику, стараясь заранее ничего не загадывать и не планировать. Например, Габен может явиться на назначенную им встречу, но через 15 минут ощутить скуку и желание «сменить обстановку». А поскольку терпеть дискомфорт выше его сил, он обычно ссылается на непредвиденные, «неотложные дела» и уходит туда, где, как ему кажется, он сможет провести время более приятно и интересно.

Габену трудно быть пунктуальным, хоть он и старается везде успевать. Ему хочется выполнить все намеченные дела, хочется, чтобы работа была более продуктивной, а деятельность более плодотворной, поэтому он старается продуктивно расходовать время.

Иногда заставляет себя распланировать свой день и выполнить всё намеченное, но потом замечает, что процесс работы с оглядкой на часы не доставляет ему никакого удовольствия. И кроме того, постоянно возникают какие-то соблазны, от которых ему не хочется отказываться в угоду своему распорядку. Например, если он рассчитывает зайти к соседям «на минутку», но застаёт там приятное общество, к которому его приглашают присоединиться, – разве он сможет отказаться? Таким образом его «минутка» растягивается на несколько часов (а иногда может продлиться до утра).

Габену трудно везде успеть, трудно быть обязательным. Хотя ему бывает очень неприятно расплачиваться за свою вынужденную необязательность (при том, что он вообще не любит доставлять кому-либо неудобства или создавать какие-то проблемы). Именно поэтому Габен старается не давать никаких определённых обещаний. (Но то, что им обещано, как правило, выполняется – за исключением тех обещаний, которые даются им в принудительном порядке.) И именно поэтому Габену удобен такой партнёр, который не требует от него отчёта о неизвестно где и с кем проведённом времени, не требует никаких гарантий на будущее и снисходительно относится к изменению его планов, партнёр, который не заставляет его любой ценой придерживаться намеченного распорядка и не требует от него неукоснительного выполнения взятого на себя обязательства.

Таким партнёром для Габена является его дуал Гексли, показывающий образец ещё более расхлябанного графика, великолепно умеющий испытывать терпение Габена тем, что намеренно опаздывает на назначенную встречу или вообще на неё не приходит. С помощью такой тактики Гексли заставляет Габена особенно сильно желать назначенной встречи и великолепно использует фактор времени как своего рода тактический приём, как инструмент своей этической игры. И именно так это Габеном и воспринимается, поэтому он с удовольствием втягивается в эту полуигру-полуотношения, где все требования предъявляются как бы не всерьёз.

Габен не упустит случая продемонстрировать свою проницательность. Иногда на основании одной короткой встречи может рассказать о человеке много интересного: о его характере, о предполагаемых поступках, о его слабостях и комплексах.

Тренирует свою интуицию – пытается прогнозировать развитие своих взаимоотношений с тем или иным человеком на самой ранней стадии своего знакомства с ним.

Обычно навязывает свой темп развития отношений. Имеет обыкновение с самого начала резко сокращать психологическую дистанцию, задавая отношениям многообещающий тон. Может в первые же минуты знакомства претендовать на физическую близость и даже, если понадобится, сделать предложение «руки и сердца». Причём продолжения у таких отношений уже может и не быть. И Габен, как правило, это хорошо предчувствует.

Часто разыгрывает роль стабильно преуспевающего человека, у которого нет никаких проблем. Свои неприятности обычно не афиширует.

Имеет обыкновение часто заводить разговор о планах на будущее. Причём собственные перспективы представляет довольно оптимистично, в то время как о чужих планах высказывается в крайне скептической форме. Иногда склонен отговаривать от слишком смелых начинаний или от тех планов, которые не совпадают с его собственными намерениями. Причём, если для необходимой убедительности не хватает фактических аргументов, не сочтёт за грех и приврать – лишь бы только убедить и настоять на своём.

Такое поведение, опять же, объясняется его ориентацией на интуицию Гексли – на характерное для Гексли свойство завышать собственные возможности. Скептицизм Габена запрограммирован на то, чтобы избавить своего дуала от излишней самонадеянности и иллюзий, а показной самоуверенностью он предполагает поднять собственный престиж в глазах партнёра, стараясь во всех отношениях его заинтересовать и скорейшим образом к себе расположить.

Гексли, со свойственной ему проницательностью, обычно не поддаётся на тактические уловки Габена, потому что прекрасно видит, что стои́т за его самомнением, но с удовольствием «подыгрывает» ему, поскольку это является составной частью той интуитивно-этической игры, в процессе которой и происходит их дуализация.

Блок «суперэго». 4-я позиция. Мобилизационная функция. Этика эмоций

Свою сенсорную программу Габен весьма своеобразно связывает с аспектом этики эмоций. Эмоции в его понимании должны находиться в подчинённом положении относительно его программной сенсорики, то есть никакие чувства, никакие перепады настроений не должны разрушать гармонию его ощущений.

Чувственные удовольствия на фоне слишком (или недостаточно) выраженных эмоций перестают быть для Габена приятными. Для него очень важно, чтобы эмоциональная окраска складывающихся отношений не мешала процессу восприятия сенсорных ощущений. Поэтому эмоциональный настрой партнёра, а главное – качество выражаемых им эмоций, имеют для Габена исключительно важное значение. Во многих случаях Габен берёт на себя роль «регулировщика» эмоций своего партнёра. Например, если Габену кажется, что партнёр недостаточно эмоционален, он убеждает его «раскрепоститься» и не стесняться выражения своих чувств. Но сто́ит только «раскрепощённому» партнёру выразить свои эмоции более откровенно, у Габена возникает непреодолимое желание несколько охладить его чувства, поскольку такой эмоциональный пыл кажется ему слишком обременительным и как бы ко многому обязывающим.

У Габена есть свои способы «регулировки» эмоциональных порывов партнёра: он то распаляет, то охлаждает его. Причём иногда это делается методом изменения психологической дистанции: Габен то как будто прекращает свои отношения с ним, то как ни в чём не бывало снова возобновляет их. Причём ему и в голову не приходит, что, «регулируя» эмоции человека подобным образом, он иногда заставляет его очень сильно страдать. Но чаще всего таким поведением он именно себя подставляет под бурное и неприятное выяснение отношений, под скандалы и истерики. То есть именно то, чего он пытается избежать, регулируя чувства своего партнёра, как воду из-под крана, – именно это в конечном итоге он и получает, отсутствие душевного покоя и серьёзные этические неприятности.

Никакого эмоционального воздействия на себя Габен старается не допускать. Более того, он потому и старается не выражать никаких эмоций, чтобы не давать повода к эмоциональному воздействию. Поэтому, как бы ни складывались этические условия его отношений, Габен всегда старается создать впечатление невозмутимости, эмоциональной неприступности и непроницаемости.

Габена раздражают любое проявление грубости, хамства, резкий и скандальный тон. И хотя далеко не все представители этого типа отличаются безупречными манерами, их собственная грубость чаще всего проявляется как ответная реакция или как обида на чужую бестактность. (Например, если какая-то инициатива Габена не встретит ответного понимания, он может очень обидеться и даже нахамить.)

Критику собственного поведения переносит как мучительную пытку, но внешне ни за что этого не покажет. Любые попытки отчитать Габена, отругать его, сделать ему внушение ни к чему не приведут. Он может с самым невозмутимым видом (иногда даже с улыбкой) всё это выслушать и как ни в чём не бывало продолжать в том же духе. Но это отнюдь не значит, что полученное внушение прошло для него абсолютно безболезненно и совершенно незамеченным.

Кажущаяся бесчувственность и непроницаемость Габена – защитная реакция на любое эмоциональное давление. Чем сильнее на него воздействуют, тем меньше эмоций он выражает.

Как бы ни реагировал Габен на предъявляемые ему обвинения, не следует пытаться выводить его из состояния хотя бы показного душевного равновесия с целью проверить, насколько болезненно он воспринимает высказываемое. Поскольку это именно та ситуация, в которой Габен абсолютно не заинтересован обнаруживать свою уязвимость и глубокую ранимость. Изначально доброжелательный и миролюбивый, он и сам страдает от причинённой обиды, но любая попытка разведать степень его эмоциональной восприимчивости возмущает его до глубины души, как исключительная низость, как проникновение в его «святая святых» с самыми подлыми намерениями. «Я не люблю, когда мне лезут в душу, и не люблю, когда в неё плюют» (Высоцкий).

Область чувственных переживаний для Габена – это святыня, это величайшее и непостижимое таинство, к которому он никогда никого не подпускает. Он, скорее, предпочтёт выглядеть в чьих-то глазах бесчувственным истуканом, чем позволит кому-то обнаружить своё истинное душевное состояние.

Он будет из последних сил стараться выглядеть сдержанным, спокойным, владеющим ситуацией, невозмутимо улыбающимся, лишь бы не выдать своих настоящих переживаний. Любая попытка сломать его «броню» усиленным эмоциональным воздействием (проще говоря, истериками и скандалами) воспринимается им как чудовищное деяние, не имеющее себе равных. И реагирует он на это соответственно – страшным эмоциональным взрывом, который его очень выматывает, и о котором он впоследствии будет сожалеть.

Может возникнуть вопрос: как может человек, всеми силами оберегающий свои чувства и свой душевный покой, позволять себе дирижировать чужими эмоциями? Как может он регулировать силу чувств других людей, заставлять их из-за этого страдать и наблюдать их страдания с намеренным спокойствием?

Такая ситуация действительно возникает в том случае, если рядом с Габеном оказывается человек, психологически с ним несовместимый. Но поскольку Габен подсознательно сориентирован на гибкую эмоциональность своего дуала Гексли, он не видит ничего плохого в том, чтобы приспосабливать партнёра под свой эмоциональный порог. Воспринимая каждого партнёра как своего дуала, он, естественно, предполагает, что любой человек способен приспосабливаться к его эмоциям, не испытывая при этом никаких затруднений.

И только после многократных столкновений с реальной действительностью Габен начинает понимать свою ошибку и очень болезненно её переживает. Вследствие этого разочарования Габен как раз и предпочитает комфортное уединение дискомфортному общению. И тема одиночества, которая очень волнует Габена (равно как и его дуала Гексли), является следствием этой причины. Разочаровавшийся и недуализированный Габен пытается воспринимать своё одиночество позитивно, стараясь находить в нём приятные для себя стороны (качество, также свойственное и его дуалу Гексли).

Блок «суперид». 5-я позиция. Суггестивная функция. Интуиция возможностей

Как ни пытается Габен развивать в себе интуицию и способности к прогнозированию и предвидению, у него в этом плане возникают определённые трудности. Например, характер человека ему иногда удаётся понять только после того, как он с ним безнадёжно поссорится, не говоря уже о понимании собственного характера, который часто для него самого остаётся непостижимой загадкой, даже при том, что он много и с удовольствием занимается «самоанализом».

Габен часто оценивает возможности человека через его этическую оценку («… [такой-то] – хороший человек, способен многого добиться»).

Способность дать точную и лаконичную характеристику любому человеку, равно как и умение предсказать развитие взаимоотношений вызывают у Габена самое искреннее уважение.

Любая наука, любой научный метод, раздвигающий границы человеческих возможностей, воспринимается им с интересом и уважением.

Очень считается с мнением людей, умеющих находить выход из самых затруднительных положений. С удовольствием выслушивает рекомендации о том, как следует себя вести в непредвиденной ситуации или в случае опасности.

Очень внушаем всякими аномальными явлениями. Иногда может с самым серьёзным видом рассказывать про некое аномальное явление, которое якобы существует у него в доме. Может как таблицу умножения заучить «правила» защиты от «энергетических вампиров», а потом на полном серьёзе их преподавать.

С уважением относится к людям, наделённым сверхъестественными способностями. Пробует развить такие же способности и у себя.

Очень внушается авторитетами. Человек, добившийся успехов и признания, вызывает у него глубочайшее уважение.

В случае, если его собственная деятельность не получает должного признания, реагирует очень болезненно, поскольку сравнивает свои достижения с успехами других. Может ссылаться на свои звания и заслуги.

Нуждается в людях, способных найти и оценить его творческие способности, раскрыть его таланты и помочь в их реализации.

Очень уважает людей, которые умеют быстро схватить суть явлений и поделиться этим с другими. Не терпит «уравниловки» людей в чём-либо. Считает, что к каждому индивиду должен быть свой подход.

Не любит, когда критикуют его способности и возможности – это вызывает у него внутренний протест, поскольку обычно старается всесторонне развивать свои таланты. Серьёзно занимается самообразованием и самосовершенствованием.

Пример чужих успехов и достижений для него убедителен только в той форме, в какой это высказывается его дуалом Гексли. Только Гексли способен воодушевить Габена, подсказывая ему оригинальные и заманчивые идеи, увлекая его новыми, неизведанными возможностями.

Блок «суперид». 6-я позиция. Активационная функция. Этика отношений

Габен всегда радуется возможности завести добрые, хорошие отношения. Не прочь расширить круг новых знакомств. Счастлив, когда предоставляется случай оказать услугу друзьям. С готовностью предлагает свою помощь. Очень любит, когда к нему обращаются за советом.

Причём своих услуг Габен не навязывает – он просто оказывает их, без лишних слов. Оказание услуг считает лучшим способом завязывать знакомства.

Например, если Габен завязывает знакомство с женщиной, то появившись впервые в её доме, он часто сразу же начинает в нём что-нибудь ремонтировать, причём настолько увлекается этим занятием, что иногда, кажется, забывает о цели своего визита.

И вот тут можно проследить два направления в развитии ситуации: психологически несовместимая партнёрша сочтёт такое положение неудобным, постарается отвлечь его от этого занятия, предложит ему отдохнуть, расслабиться, что-нибудь выпить и т. д. И это будет серьёзной стратегической ошибкой с её стороны, поскольку Габен посчитает такое поведение проявлением волевой инициативы в развитии отношений. Ему покажется, что ситуация слишком форсируется, что в нём слишком заинтересованы, и партнёрша слишком торопится сократить дистанцию. В таком случае он довольно быстро почувствует психологический дискомфорт, почувствует, что теряет интерес к партнёрше и постарается побыстрее «сменить обстановку».

Совершенно по-другому поступает психологически совместимая партнёрша: она будет только поощрять его трудовой энтузиазм и подносить ему для починки всё, что у неё есть в доме поломанного (а может, человек только за этим и пришёл?). Причём будет занимать его работой до тех пор, пока Габен сам не объявит о своём желании отдохнуть, предварительно пообещав, что всё остальное он починит в следующий раз.

Вот тут ситуация складывается именно так, как это удобно его дуалу Гексли, то есть время свидания потрачено с пользой для хозяйства, кроме того, возникают какие-то полезные перспективы на будущее, да к тому же ещё и отношения развиваются так, что дистанция при этом не сокращается. А для Гексли это очень важно потому, что это важно для Габена. Гексли строит свои отношения как бы вне дистанции, потому что подсознательно знает, что так всего удобнее воспринимать их партнёру.

Габену действительно очень неудобны отношения с жёстко разграниченной дистанцией. Потому что строго оговорённая дистанция предполагает и определённые ограничения в поведении, предполагает какие-то этические рамки и какие-то жёсткие обязательства. А там, где начинаются рамки и обязательства, Габен чувствует себя очень неуютно. Он чувствует себя лишённым права выбора характера отношений в каждой отдельно сложившейся ситуации. Например, Габен, настроенный на гибкую этику Гексли, предполагает, что, когда говорят «мы можем быть с тобой хорошими товарищами», – это надо понимать как скрытый намёк на то, что «мы можем быть с тобой физически и духовно близкими людьми». Но когда придерживаясь «товарищеских отношений», партнёрша строго держит его на «пионерском расстоянии», Габен чувствует себя явно озадаченным. С другой стороны, сто́ит только назвать вещи «своими именами», как Габен начинает испытывать неловкость и, как следствие этого, психологический дискомфорт.

Габены очень не любят, когда об интимных вещах говорят открытым текстом – это для них всё равно, что упомянуть имя Бога всуе. (Поэтому Гексли об интимных отношениях говорит намёком, завуалированно.) Внутренне Габены очень брезгливы и чувствительны к любому проявлению пошлости.

Габен не любит, когда «вносят ясность» в отношения, не любит в них чётких разграничении прав и обязанностей. Всё время пытается «размыть границы» ограничений, сбить дистанцию отношений, сделать её независимой от прав и обязанностей. «Какие могут быть обязанности? Если мне хорошо с человеком, я и так для него все сделаю…»

Но вот если Габену плохо с человеком, он выходит из ситуации с такой же лёгкостью, с какой выходят из комнаты – просто поворачивается и уходит, не говоря куда и не объясняя причин. О себе может напомнить очень нескоро, совершенно неожиданно и даже именно тогда, когда его меньше всего хотят видеть. И при этом может искренне недоумевать, почему его не желают принимать в прежнем качестве. Разве он сделал что-нибудь плохое? Он всего лишь отдохнул от психологического дискомфорта, чтобы с новыми силами вернуться к любимому человеку. А то, что на восстановление душевных сил ему понадобилось слишком много времени, – это его личное дело и касается только его субъективных ощущений. (Хотя, конечно, в рамках «восстановления душевных сил», Габен может развивать отношения с несколькими партнёрами одновременно либо попеременно чередовать их.)

Как уже говорилось, Габен очень дорожит гармонией своих субъективных ощущений, равно как и своим душевным покоем, поэтому его этические отношения не всегда легко складываются.

Меньше всего проблем доставляют Габену чётко определённые дружеские отношения – для друзей у него всегда найдутся и время, и желание что-то сделать. Дружба, в его понимании, – отношения взаимные и добровольные.

Отношения с детьми всегда очень хорошие. Габены обожают своих детей и внуков. Вообще легко находят контакт с детьми. (Габены, как правило, – великолепные учителя.)

Проблемы начинаются, когда в отношения привносится чувство долга. Габен не любит никому и ничем быть обязан. Он будет навещать родственников только тогда, когда ему самому захочется с ними пообщаться; в противном случае общение с ними не доставит ему удовольствия. Габен старается избегать отношений, которые целиком и полностью базируются на обязанностях и обязательствах. «Визиты вежливости» к родственникам, где ему приходится выслушивать упрёки, наставления, либо, что ещё хуже, подробный отчёт о плохом самочувствии, для Габена – пытка 3-й степени.

Габен терпеть не может нравоучений. Ему проще «стать хорошим», когда его таковым считают.

Не позволяет себя «наказывать». Отвечает добром только, если чувствует, что к нему искренне расположены. Не допускает никаких попыток себя перевоспитать – сразу отдаляется или замыкается в себе.

Склонен к сочувствию и состраданию. Своих симпатий и антипатии не демонстрирует (разве что иногда намеренно не скрывает своих желаний).

Своих заслуг не выпячивает, но с неблагодарными людьми старается дела не иметь. Не любит ни о чём просить, поскольку и без просьбы умеет добиваться того, что ему нужно.

Партнёру, с которым ему хорошо, и с которым он себя приятно и спокойно чувствует, доверяет полностью и безоговорочно, позволяя ему даже некоторую фривольность в поведении.

Партнёру, с которым нет полного взаимопонимания, не доверяет и ревнует по малейшему поводу.

Считает себя слишком доверчивым, полагает, что его с лёгкостью можно обмануть. По этой причине мало кого подпускает к себе на близкую дистанцию.

Близкая дистанция возникает у него из отношений «вне дистанции» – на основании очень чуткой, гибкой и мобильной этики отношений, то есть именно такой, какая свойственна его дуалу Гексли. С представителями других психологических типов близкие отношения у Габена складываются довольно трудно и проблематично.

Блок «ид». 7-я позиция. Наблюдательная функция. Волевая сенсорика

Умеет оказывать сильнейшее волевое давление, причём никогда не использует для этого приказной тон.

В случае, когда Габену нужно подчинить человека своей воле, он это делает путём воздействия на его чувственную сенсорику – начинает выражать целую «гамму» неприятнейших ощущений: нетерпение, мучительное желание, раздражение, страдание, обиду, неприязнь. В результате такого воздействия создаётся нетерпимейший сенсорный дискомфорт, болезненно действующий на людей, сенсорика ощущений которых расположена на уязвимых или подсознательно регулируемых позициях.

Действуя таким методом, Габен сравнительно легко добивается удовлетворения многих своих желаний и требований.

Этим же способом он пользуется для того, чтобы резко «сократить дистанцию» со своим вечно ускользающим дуалом Гексли.

Габены не имеют представления о силе своего волевого воздействия. Они её не осознают, не ощущают, не отдают себе в ней отчёта. Часто сами себе они кажутся мягкими, покладистыми людьми. Не всегда понимают, почему другие им так быстро уступают, и обычно относят эти «уступки» за счёт «слабости человеческой натуры» или приписывают их вероятному совпадению желаний.

Со своей стороны, Габен внимательнейшим образом следит за тем, чтобы лично на него никакого волевого воздействия не оказывалось, причём это «наблюдение» у него реализуется подсознательно.

Каждый раз, когда на Габена производится попытка оказать давление, он начинает испытывать неприятные ощущения: страх, напряжение, волнение, раздражение. От этих ощущений он стремится как можно скорее избавиться, поэтому всегда самым простым и доступным способом выходит из ситуации – просто поворачивается и уходит, ничего не говоря и ни на какие вопросы не отвечая. Задержать его или вернуть – невозможно: под «волевое давление» Габен не возвращается. (Если это происходит в ситуации телефонного разговора, Габен может прервать разговор и отключить телефон, а в дополнение ко всему может ещё и уйти из дома, чтобы его уж точно никто не нашёл.)

Любая попытка лишить Габена возможности выхода из ситуации, опять же, ни к чему не приведёт – он, как партизан, перетерпит любое испытание, но давлению не подчинится и слабости своей не проявит. (В конфликтной ситуации иногда может создать видимость уступки, но это своего рода тактическая уловка.)

Как любой представитель 4-й квадры, Габен очень ценит свою внутреннюю свободу и независимость и никому не позволит на неё посягать: перед начальством не робеет, приказному тону не подчиняется, на команды не реагирует, в любой ситуации поступает только по собственному усмотрению.

Добиться от Габена какой-либо уступки можно только, если попросить его в мягкой, но настойчивой форме. Иногда даже достаточно в форме полунамёков. На прямое волевое давление нечего даже и рассчитывать.

Блок «ид». 8-я позиция. Демонстративная функция. Логика соотношений

В ситуации столкновения мнений Габену очень важно оставить за собой последнее слово. Очень важно, чтобы его точка зрения была признана. (Аспекты волевой сенсорики и логики соотношений иногда включаются в работу одновременно, поскольку расположены на одном блоке.) Включаясь в спор, Габен иногда даже как будто забывает, чего ради он это делает. И часто спорит не из соображения поисков истины, а из стремления навязать свою точку зрения или из желания показать себя не глупее других. Причём, чем ниже уровень интеллекта Габена, тем с большим апломбом он его демонстрирует.

Случается, что Габен использует в споре явно недопустимые приёмы: ссылается на какие-то малоизвестные, чуть ли не вымышленные авторитеты, цитирует какие-то сомнительные факты из малоавторитетных источников. И, что характерно, всегда настаивает на неоспоримости своих «доводов».

Спор с Габеном далеко не всегда доставляет интеллектуальное наслаждение его оппонентам. Собственные оригинальные мысли он, в силу своей слабой интуиции, как правило, не часто высказывает. Поэтому вся полемика обычно сводится к не всегда уместному цитированию, которое иногда только уводит в сторону от обсуждаемой темы, и, кроме того, теряя инициативу в споре, Габен начинает либо давить, либо нервничать и раздражаться – и то, и другое наблюдать бывает очень неприятно.

Габен не упустит случая продемонстрировать свои познания в самых различных областях, причём предварительная подготовка ему для этого не требуется. Интересы его действительно довольно обширны, но в силу этого зачастую поверхностны. Поэтому каждый раз, когда предоставляется возможность высказаться на знакомую ему тему, Габен это делает, практически не задумываясь и не слишком вдумываясь в смысл (по принципу «что вижу, о том и говорю»). Причём нелепость собственных высказываний его иногда вовсе не смущает: главное для него в этой ситуации – произвести впечатление «интересного» собеседника.

Такое впечатление, в первую очередь, рассчитано на его дуала Гексли, обычно воспринимающего человека таким, каким он себя преподносит.

Демонстративные рассуждения важны для Габена ещё и постольку, поскольку предполагают двойной психологический смысл. С одной стороны – это смысл его рассуждений, к которому он, казалось бы, даже не всегда прислушивается. С другой стороны – лукавая и многозначительная ирония, которую он в этот момент выражает взглядом и слегка сдерживаемой улыбкой, и которая не имеет никакого отношения к сути его рассуждений.

Вот именно эта многозначительная ирония и есть наиважнейший элемент его этической игры. Она переключает слушателя на совершенно другой план отношений, заставляя его воспринимать логические рассуждения Габена всего лишь как фон или как повод для привлечения внимания. И Гексли, со своей великолепной этической интуицией, это сразу же безошибочно понимает. Понимает, что о чём бы сейчас ни рассуждалось, для Габена – это всего лишь повод выйти «на контакт», это только способ привлечь к себе внимание и удержать его.

На фоне такой «логики» Гексли чувствует, что может совершенно спокойно высказываться на любую тему без опасения быть уличённым в логических противоречиях. Гексли понимает, что к логическому смыслу здесь прислушиваться не будут, поскольку здесь идёт другая игра, к которой логика не имеет никакого отношения.

Демонстративная логика Габена – важнейший элемент «этической игры», в процессе которой происходит его дуализация с Гексли.

Этим же объясняется и стремление Габена произвести благоприятное впечатление по аспекту логики. Ему очень важно ни при каких обстоятельствах не уронить своего престижа перед аудиторией, поскольку Гексли не симпатизирует проигравшим. Кроме того, Габен, подсознательно сориентированный на поверхностный и переменчивый интерес Гексли, знает, как трудно привлечь его внимание и как трудно будет его удержать.

И всё же было бы неверно утверждать, что всегда и при всех обстоятельствах демонстративная рассудительность Габена – это только своего рода позёрство. Вовсе нет! Ведь существуют же какие-то аспекты, действительно занимающие их внимание! И анализируя их, Габены уже не претендуют на демонстративность. Это относится, например, к области изобразительного искусства, где мало кто сравнится с представителями этого типа в умении дать сравнительный анализ цветовой гаммы или композиции того или иного художника.

Аспект сенсорики ощущений – богатейшая тема для габеновской логики. Габен может усмотреть глубочайший философский смысл в композиционном расположении цветовых и тональных пятен. К примеру, любой из фильмов Андрея Тарковского в эстетическом плане является образцом габеновской философии. Здесь и строго симметричное построение кадра, и компоновка его в форме триптиха (3-частной композиции), и игра цветовых и тональных пятен, и игра плоскостей; здесь и пространственные и фактурные эффекты так, что их можно почувствовать как бы на ощупь, игра света и теней, игра звуков, символика звуков, символика ощущений. И вся эта сенсорная символика наполнена глубоким содержанием и философским смыслом. Через эти сенсорные символы выражаются и рассматриваются глубочайшие социальные, психологические, этические и философские аспекты.

С помощью логических символов Габен выражает мир своих тончайших чувственных ощущений, состояние своих глубочайших переживаний. «Сенсорная символика», в свою очередь, наполняет значением и смыслом его субъективные ощущения и делает их доступными пониманию окружающих его людей.

© 1997 Стратиевская В. «Как сделать, чтобы мы не расставались».

Межтиповые отношения

Габен устанавливает следующие отношения с представителями соционических типов:

Соционический тип Вид отношений с ним
Администратор Макс Отто фон Штирлиц Зеркальные отношения
Аналитик Максимилиан Робеспьер Отношения социального заказа (Габен – приёмник)
Гуманист Фёдор Достоевский Отношения активации
Инспектор Максим Горький Квазитождественные отношения
Искатель Дон Кихот Отношения полудополнения
Критик Оноре де Бальзак Деловые отношения
Лирик Сергей Есенин Отношения суперэго
Маршал Георгий Жуков Отношения полной противоположности
Мастер Жан Габен Тождественные отношения
Наставник Гамлет Конфликтные отношения
Политик Наполеон Бонапарт Миражные отношения
Посредник Александр Дюма Родственные отношения
Предприниматель Джек Лондон Отношения ревизии (Габен – ревизор)
Советчик Томас Гексли Дуальные отношения, или Полное дополнение
Хранитель Теодор Драйзер Отношения социального заказа (Габен – заказчик)
Энтузиаст Виктор Гюго Отношения ревизии (Габен – ревизуемый)
Загрузка…